Общественная палата Российской Федерации
Комиссия по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ
Центр правовой помощи журналистам
4.1.4. Privacy, или охрана личной жизни

     Свободный доступ граждан к информации ограничивается правом каждого отдельного человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
     Охрана личной жизни поддерживается всеми правовыми документами: нормами международного права, Конституцией РФ, уголовным, гражданским, специализированным законодательством.
     На международном уровне, помимо основных соглашений, в которых закреплены гарантии защиты персональных данных (Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст. 12), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 17), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ст. 8), Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека), действуют и специализированные соглашения, более подробно регулирующие данную сферу общественных отношений. Среди них — Директива Европейского Парламента и Совета Европы 95/46/EC «О защите личности в отношениях обработки персональных данных и свободном обращении этих данных» и Директива Европейского Парламента и Совета Европы 2002/58/EC от 12 июля 2002 г. Обе Директивы касаются защиты персональных данных и защиты личных данных в электронном коммуникационном секторе, регламентируют использование персональных данных и предусматривают гарантии неприкосновенности частной жизни в сфере телекоммуникаций.
     Перечислим основные случаи прайвэси (от англ. privacyуединение, тайна, секретность, интимность), которые охраняются законом. Их необходимо знать любому журналисту, особенно когда в ходе его работы затрагивается частная жизнь людей. Ведь посягательство на нее грозит юридической ответственностью, которую мы проиллюстрируем на примерах.
     Итак, каждый человек имеет право на:

          1 Неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства (ст. 23, 24 Конституции РФ; ст. 11 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»; ст. 137 УК РФ).

         Конституция РФ гласит: «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Кодекс этики журналистов (пункт 3) также подчеркивает: журналист должен признавать и уважать право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые им вопросы за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию, оговорена законом.

         Нормы ответственности.
         Уголовный кодекс РФ за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации предусматривает наказание штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.
         Кроме того, пострадавший вправе потребовать компенсации морального ущерба.

         Пример № 1.
         15 ноября 2006 года Останкинский районный суд г. Москвы вынес решение по иску граждан Ш. и Г. к ЗАО «Проф-Медиа-Пресс» о защите тайны личной жизни и взыскании компенсации морального вреда, причиненного публикацией биографического досье истцов, а также статьей в газете «Экспресс газета». Согласия на публикацию сведений, носящих личный характер, истцы не давали и непосредственно ответчику указанных сведений не сообщали. Кроме того, в заголовке статьи было использовано имя одного из истцов не в связи с профессиональной деятельностью. Учитывая это, суд правомерно признал, что данной публикацией нарушено право истца на личное имя. При определении размера компенсации суд учел степень нравственных страданий истцов.
         Этим же печатным изданием было допущено неправомерное вторжение в частную жизнь гражданина А. двумя публикациями, в которых без согласия истца распространены сведения о нем, его бывшей жене и других близких знакомых. Останкинским районным судом г. Москвы 17 мая 2006 г. вынесено решение, которым признано, что данными публикациями нарушена тайна личной и семейной жизни истца. С ответчика в пользу истца по статьям 150, 151 ГК РФ взыскана компенсация морального вреда.
         Пример № 2 1.
         В городе Кызыле (столица Республики Тыва) проходил конкурс красавиц, который широко освещался в местной прессе. Журналисты брали интервью, фотокорреспонденты делали снимки.
         Устав от суеты, красавица Алевтина Куулар вышла в коридор покурить, сидя на подоконнике. Здесь ее фотопортрет и сделал один из журналистов. Между тем Куулар стала «Мисс скромность», и газета «Центр Азии» по этому поводу поместила небольшую заметку с фотографией курящей Алевтины. Снимок сопровождала подпись «Очаровательной «Мисс скромность» тоже нужен перекур».
         Девушке публикация не понравилась. Сославшись на неприкосновенность частной жизни, она обратилась к газете с иском о защите чести и достоинства, потребовав компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей.
         Суд первой инстанции иск удовлетворил, уменьшив размер компенсации до 1000 рублей и обязав газету опубликовать извинения. Вторая инстанция решение подтвердила.
         Но вот Верховный Суд Тывы принял иную позицию. Во-первых, что касается опровержения: оснований «опровергать» очевидный факт курения в общественном месте нет, а, следовательно, нет и оснований для подачи иска. Во-вторых, что касается личной тайны и неприкосновенности частной жизни, Верховный Суд указал, что, согласившись на участие в конкурсе красавиц, Куулар согласилась и на то, что будет объектом внимания прессы, причем не только на сцене, но и за кулисами. В Положении об аккредитации журналистов на конкурсе специально было оговорено право журналистов на текстовое и фотоосвещение конкурса, его участниц на сцене и в процессе подготовки, а также публикацию снимков в прессе. Все доказательства свидетельствуют о том, что снимок был сделан в публичном месте и сама конкурсантка не предпринимала никаких попыток помешать процессу съемки (опубликованный снимок был вторым сделанным снимком, и если бы Куулар была против съемки, то хотя бы отвернулась после первого кадра) или укрыться в другом месте, чтобы оставить в тайне факт курения. Опубликованием снимка редакция лишь отобразила объективно существующий факт курения одной из участниц, а подписью выразила свое мнение о ней. Поэтому никакого согласия Куулар на публикацию репортажного снимка о ней, как об участнице конкурса, не требовалось. Более того — Верховный Суд согласился с мнением, высказанным по просьбе газеты президентом Фонда защиты гласности о том, что «нахождение человека в общественном месте, свободном для доступа других лиц, не может быть отнесено к сфере его частной жизни».
         Компенсация морального вреда также, по мнению Верховного Суда, была взыскана незаконно, так как это возможно лишь в случае вины нарушителя, что в данном случае отсутствует, потому как редакция не знала и не должна была предполагать, что курение Куулар в публичном месте является ее личной тайной.
          Верховный Суд Республики Тыва принял решение в иске отказать, а решения предыдущих инстанций отменить.

          2 Неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ; ст. 139 УК РФ).

     

         Нормы ответственности.
         Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, — наказывается штрафом в размере до 40 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.
         То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

          3 Тайну переписки, телефонных, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ; ст. 32 Федерального закона «О связи»; ст. 138 УК РФ).

     

    Нормы ответственности.
    Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан — наказывается штрафом в размере до 80 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
    То же деяние, совершенное лицом с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, — наказывается штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

          4 Тайну усыновления (ст. 139 СК РФ; ст. 155 УК РФ).

     

         Нормы ответственности.
         Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

          5 Врачебную (медицинскую) тайну (ст. 137 УК РФ; ст. 30, 31, 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан; ст. 8, 9 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

     

         Пример.
         9 июня 2005 года Олег Верхотуров, корреспондент телекомпании «Прима-ТВ», по заданию редакции снял в краевом специализированном Доме ребенка № 5 в Сосновоборске сюжет о ВИЧ-инфицированных детях. Главный врач детского дома, являясь опекуном двух его воспитанников, дала разрешение на съемку при условии, что их лица будут заретушированы так, чтобы они были неузнаваемы.
         Однако в телесюжете, вопреки ограничениям лица детей были открыты, их диагноз был озвучен. Таким образом, журналист нарушил неприкосновенность их частной жизни, а именно — разгласил сведения, составляющих врачебную тайну.
         По результатам рассмотрения дела, 6 марта 2007 года мировой судья судебного участка № 65 Октябрьского района Красноярска приговорил Верхотурова к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработка условно с испытательным сроком в 6 месяцев. Сам журналист полностью признал свою вину.

         Значит ли это, что подобной информации вообще нет места в средствах массовой информации? Скрывать ее или предавать гласности? И как быть с многочисленными публикациями о скандальных подробностях из личной жизни знаменитостей и явным интересом к ним массовой публики?

         Пример из практики других стран.

         В ноябре 1993 года газеты «Санди Миррор» (Su№day Mirror) и «Дейли Миррор» (Daily Mirror) опубликовали фотографии принцессы Дианы, занимающейся в спортивном зале, которые были сделаны скрытой камерой. Автором фотографий был менеджер спортклуба (он просверлил для съемок дырку в потолке зала). После того, как фотографии были отвергнуты рядом газет, менеджер продал их «Санди Миррор». Газета не преминула напечатать их на семи полосах. На следующий день они были перепечатаны ее ежедневным «братом» — газетой «Дейли Миррор». Газетное объединение «Миррор», которому принадлежат оба издания, подверглось остракизму: вся газетная индустрия осудила публикацию фотографий. Защищая свои действия, газета «Дейли Миррор» заявляла, что «она всего лишь наглядно продемонстрировала «проколы» в охране королевской семьи», а сами фотографии назвала «милыми безвредными картинками».
         Лорд МакГрегор, Председатель Комиссии по претензиям к прессе (КПП), решил призвать читателей и рекламодателей бойкотировать эти газеты. В знак протеста газетное объединение «Миррор» вышло из состава КПП.
         После того, как одно из крупнейших газетных объединений перестало поддерживать существовавшую систему самоконтроля, она оказалась на грани развала. Для предотвращения полного краха КПП (и возможной замены самоконтроля государственным регулированием) газетная индустрия поддержала лорда МакГрегора. Совместное давление, оказанное на объединение «Миррор», заставило его вернуться в КПП2.

         Таким образом, закон и этические нормы профессии за то, чтобы не публиковать сведения, касающиеся частной сферы. Как сказал один известный политик, «человек должен иметь свое личное пространство, куда можно войти только по приглашению».
         Однако бывают случаи, когда публикация о частной жизни осуществляется по желанию и с ведома собеседника, как правило, в целях формирования определенного имиджа.

         Пример.
         Уместно вспомнить такой «не заказной» случай, когда сугубо частная история — весть о смертельной болезни Раисы Горбачевой — резко изменила вектор общественного мнения в сторону сочувствия и симпатии в ее адрес.

         Закон о СМИ регламентирует обязанности журналиста относительно распространения информации о частной жизни людей: «Журналист обязан получить согласие... на распространение в СМИ сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей» (п. 5 ст. 49). В цитируемом положении Закона о СМИ на месте многоточия стоит очень важная оговорка — «за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов». Именно эта оговорка предоставляет журналисту право встать на защиту интересов не отдельного человека, а всего общества (об этом см. раздел 4.3.).
          И именно фактор общественного, а не частного интереса и должен стать определяющим в ситуации, когда журналист принимает решение о публикации тех или иных материалов, содержащих сведения о приватной жизни людей.

         Хрестоматийный пример.
         Медиатизация любовной аферы президента США Билла Клинтона, фигура и поступки которого представляли интерес не только для его семьи и ближайшего окружения, но и для всей нации. Хотя не надо забывать, что ситуацию не всегда можно квалифицировать однозначно. Например, во время обсуждения в США этой нашумевшей истории так и не было проведено четкой границы между частным и общественным. С одной стороны, «во благо общественного мнения» были преданы огласке сугубо интимные подробности взаимоотношений президента и стажерки Белого дома, а с другой — то же общественное мнение осудило размах обсуждения и его негуманные последствия в отношении ближайших родственников президента.

         Лукина М.М. разбирает другой пример3. «Допустим,— пишет она, — журналист в своем расследовании обнаружил, что крупный городской чиновник, которого уже давно подозревали в связях с криминальными структурами, построил себе дом, стоимость которого несоизмерима с его доходами. Вопрос: может ли журналист распространить сведения о стоимости имущества этого чиновника? Не будет ли это расценено как вмешательство в частную жизнь гражданина страны?
         В данном случае журналист столкнулся с ситуацией противоречия частного и общественного интересов. Частный интерес — у чиновника, он имеет право купить дом. Но может ли он требовать «неприкосновенности» сведений о стоимости своего жилища? Журналист, руководствуясь интересом общественным, опубликовал эту информацию. Схема его рассуждений могла быть следующей: во-первых, все сделки по недвижимости подлежат регистрации органами юстиции, т.е. в публично-правовом порядке; кроме того, по указу Президента РФ (1997 г.) лица, занимающие государственные должности, обязаны предоставлять ежегодно сведения о доходах и имуществе».



    1 http://www.ruj.ru/index_81.htm

    2 Густав фон Деваль. Тиражи и скандалы. Европейский опыт. // http://www.sreda-mag.ru/mag/6/21.phtml.

    3 Лукина М.М. Технология интервью. Учеб. пособ. д/вузов. —  М.: Аспект Пресс, 2003.


Назад в содержание
← 4.1.3. Коммерческая тайна4.1.5. Другая секретная информация →


Типичный случай
Дело Коммерсант против Альфа-банка, 2004-2005гг.
На фоне набиравшего летом 2004 года темпы банковского кризиса, когда у нескольких российских банков были отозваны лицензии, ряд банков обанкротились, возник ажиотаж на наличные деньги – в отделениях банков и у банкоматов выстраивались очереди, газета «Коммерсант» № 121 7 июля 2004 года опубликовала статью «Банковский кризис вышел на улицы. Системообразующие банки столкнулись с клиентами».  »
Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека
Дело Хэндисайд (Handyside) против Соединенного Королевства, 1976г. В деле «Хэндисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности.  »

На сайте представлены документы российского и международного законодательства в сфере СМИ, образцы процессуальных документов, а также правоприменительная практика.

© 2009 Коллегия Адвокатов Павла Астахова