Общественная палата Российской Федерации
Комиссия по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ
Центр правовой помощи журналистам
5.1.1. Плохое слово — «плагиат»

     Пункт 8 Кодекса этики журналистов гласит: «Журналист уважает и заставляет уважать авторские права, вытекающие из любой творческой деятельности. Плагиат недопустим. Используя каким-либо образом работу своего коллеги, журналист ссылается на имя автора». И все-таки в жизни далеко не все журналисты следуют этому принципу…
     Представьте себе ситуацию: вы написали нечто талантливое, и вдруг обнаружили, что некто опубликовал ваше произведение ― с незначительными переделками и дополнениями ― под своим именем, и не только присвоил авторство, но и, возможно, прославился, получил хороший гонорар. Как восстановить справедливость? И где граница между незначительными переделками, пытающимися замаскировать факт «интеллектуального воровства» (плагиата), и честным цитированием?...
     Рассмотрим несколько ситуаций.
     1. Невольный «плагиатор», или без вины виноватый…
     Человеческая память очень глубока и сложна; порой мы даже не подозреваем, что накапливается в лабиринтах нашего сознания. Человеческий мозг может что-то улавливать и запоминать, в то время как мы даже не отдаем себе в том отчета. И потом, при случае, преподносит нам сюрпризы, когда, кажется, ниоткуда рождается мысль — своя, собственная, гениальная. Однако мы даже не подозреваем, что истоком ее служит всего лишь наша память, и гений, вполне вероятно, кто-то другой… 
     Анекдотичен и не раз обыгран случай, когда, просыпаясь, некто рождает стих и радуется нежданному шедевру, взахлеб читает его друзьям, которые, к полному разочарованию «поэта», вынуждены сообщить ему, что автором шедевра уже пару столетий является А.С. Пушкин.

     Пример.
     Возможно, именно этими особенностями человеческой памяти объясняется скандал, возникший вокруг музыки композитора Таривердиева к фильму «Семнадцать мгновений весны», объявленной недоброжелателями плагиатом музыки Фрэнсиса Лэя к оскароносной картине «История любви».
     Обе мелодии действительно очень похожи. И об этом заговорили — громко, публично, обидно для самого композитора — сразу после выхода фильма на экраны. И хотя подавляющая часть людей была на стороне Таривердиева (с музыкой Лея там был схож только один первый интервал, одна интонация в самом начале, да и вообще оба композитора работали над своими произведениями одновременно), зерно сомнения было посеяно и тень подозрения в плагиате до сих пор «витает» над гениальной, по-своему, музыкой Микаэла Таривердиева.
     Сам Фрэнсис Лэй претензий к автору «Я прошу, хоть не надолго…», понимая, по всей видимости, особенности творческого процесса, в основе которого, как правило, и лежит симбиоз старого и нового, вынутого из памяти, интерпретированного, заново осмысленного и прочувствованного, ― претензий к композитору не имел. И подтвердил это в итоге, послав ему телеграмму соответствующего содержания.

     Думается, в данном случае никаких обоснованных взысканий невозможно предъявить. Однако, как гласит пункт 3 ст. 1250 ГК РФ: «Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (подп. 5 п. 1 ст. 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности… либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет».
     2. Сознательная переделка, или «незваный соавтор»…
     В предыдущем случае мы говорили о плагиате, который формально плагиатом и не может быть признан, так как рожден лишь особенностями человеческой памяти, творческого процесса. В данном же случае речь идет о сознательной обработке текста или изображений (поскольку журналисты их тоже используют в своей работе) с целью получения нового, оригинального произведения «по мотивам»…
     Авторам-«передельщикам», берущимся за подобную работу, следует помнить о том, что в случае опубликования таких произведений, помимо его собственного имени как автора, дόлжно обязательно указывать имя автора «первоначального» (первоисточник).
     3. Неоправданное цитирование
     Пункт 1 ст. 1274 ГК РФ говорит о том, что цитирование (включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати) правомерно обнародованных произведений допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения. Но, во-первых, необходимо обязательно указывать имя автора, произведение которого используется, и источник заимствования; а, во-вторых, объем цитаты должен быть оправдан целью цитирования.
     В случае возникновения претензий, вопрос об оправданности объема той или иной цитаты либо неоправданности рассматривается судом.
     4. Злостный плагиатор — труби тревогу!
     В первом рассмотренном нами случае не предусматривается умысла. Вторая и третья ситуации возникают по воле самого создателя, однако последний прикладывает реальный труд, который должно оценить. Последний наш пример касается исключительно вопиющих случаев нарушения авторских прав, когда, например, текст перепечатывается под чужим именем практически полностью, лишь с незначительными искажениями или вставками, имеющими цель лишь замаскировать факт откровенного, «злостного» плагиата. Как говорится «без зазрения совести»…

     Пример.
     В ноябре 1995 году молодой преподаватель Архангельского технического университета Александр Вертячих опубликовал за своей подписью в областной газете «Правда Севера» заметку «Ком, милек, дринком?» (примерно так на англо-соломбальском наречии архангельские проститутки прошлого столетия зазывали иностранных моряков «попить молочка»). По замыслу автора, эта заметка о борделях XIX — начала XX в. должна была стать главой его книги «Веселый Архангельск сто лет назад».
     Два молодых историка, Руслан Давыдов из Института экологии Севера и Руслан Боднарук из Музея медицинской академии, с удивлением узнали в опубликованной заметке свою статью «Путаны старого Архангельска».
     Статья была плодом кропотливой трехмесячной работы соавторов с архивными документами, более того — результаты этой работы уже были озвучены ими на Соловецком научном семинаре. Боднарук и Давыдов планировали опубликовать ее в «Газете АТК» в декабре. Но Вертячих их опередил.
     Молодые историки все-таки опубликовали свою статью в «Газете АТК», выразив в предисловии к публикации свое возмущение фактом плагиата. На этом они успокоились и решили в суд не подавать.
     Но не таков был господин Вертячих. В марте 1998 года он вновь опубликовал свою статью в газете «Негоциант Архангельска», в которой, судя по выходным данным, он является и главным редактором, и автором текстов. Сказать, что Вертячих просто «сдул» статью, было бы несправедливо, потому как в публикации содержался след некоторых раздумий самозваного автора в виде скромных дополнений. К тому же был изменен заголовок статьи. Однако на подлинных авторов «углубление» их научных изысканий не произвело никакого впечатления, и они немедленно обратились в Октябрьский суд с иском о защите своих авторских прав.
     В судебном заседании ответчик упрямо пытался доказать, что литературным воровством не занимался, а лично брал в архиве материалы для статьи. Но факты не менее упрямо свидетельствовали об обратном: согласно показаниям свидетелей, выпискам из журнала регистрации посещений архива и другим документам никто, кроме истцов, положенных в основу статьи материалов в архиве не запрашивал.
     Суд под председательством судьи Ирины Костоусовой признал авторские права Руслана Давыдова и Руслана Боднарука и взыскал с Александра Вертячих компенсацию в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в пользу каждого из истцов1.

     Умейте и вы в таких случаях защитить свои права!
     Необходимо знать, что действия, подобные тем, что совершил Вертячих, в соответствии с российским законодательством по решению суда может быть признано:

  • присвоением авторства (плагиатом);
  • незаконным использованием объектов авторского права.

     Под плагиатом в данном случае понимается объявление человеком себя автором или соавтором чужого произведения, издание под своим именем чужого произведения или его части.
     Незаконным использованием объектов авторского права является использование интеллектуальной собственности без получения соответствующих разрешений от правообладателей, в том числе, если пользователь не заключил договор на использование объекта интеллектуальной собственности или проигнорировал кого-то из правообладателей (наследника автора, соавторов и так далее).

     Нормы ответственности.
     Незаконное использование произведений либо иное нарушение авторских прав влечет за собой гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     Так, согласно пункту 1 ст. 7.12 КоАП РФ нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода влечет наложение административного штрафа на:

  • граждан — в размере от 1500 до 2000 рублей;
  • должностных лиц — от 10000 до 20000 рублей;
  • юридических лиц — от 30000 до 40000 рублей (с конфискацией контрафактных экземпляров произведений).
  • минимальных размеров оплаты труда с конфискацией контрафактных экземпляров произведений (подделка), а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения и иных орудий совершения административного правонарушения.

     Меры гражданско-правовой ответственности за нарушение авторских прав и меры их защиты предусмотрены статьей 1301 ГК РФ. В частности, обладатели исключительных авторских прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

     При этом необходимо будет доказать факт нарушения авторских прав, размер убытков, величину доходов или обосновать размер требуемой компенсации.
     В случае нарушения личных имущественных и неимущественных прав авторы вправе требовать от нарушителя также возмещения морального вреда.
     Уголовная ответственность наступает в том случае, если незаконное использование объектов авторских прав причинило крупный ущерб (п. 1 ст. 146 УК РФ).
     Понятие крупный ущерб в данном случае является оценочным. Им может быть как моральный вред (например, автору не присвоено почетное звание), так и материальный ущерб (например, автор не получил гонорар за изданную книгу). Если ущерб причинен материальный, то следует исходить из суммы, которую автор произведения не получил, а не из той суммы, какую фактически получил виновный. Крупным материальным ущербом следует признавать размер, указанный в примечании к статье 146 УК РФ, — превышающий 50 000 рублей.

     Конечно, любая классификация не может быть универсальной. Приведенная выше классификация вариантов плагиата (в прямом смысле и в кавычках) не исключение. Но, надеюсь, вы почерпнули для себя полезную информацию и не оставите при случае без внимания факт очевидного нарушения авторских прав. Ведь «плагиат» — это очень плохое слово!
     Подробнее об основах современного авторского права вы сможете прочитать в разделе 3 главы второй настоящего справочника.



1 Документ № 9564 (СПС Консультант Плюс: Решения высших судов).


Назад в содержание
← 5.1. «Неблагородные» способы использования информации5.1.2. Недостоверная и заведомо ложная информация. Клевета, оскорбление →


Типичный случай
Дело Коммерсант против Альфа-банка, 2004-2005гг.
На фоне набиравшего летом 2004 года темпы банковского кризиса, когда у нескольких российских банков были отозваны лицензии, ряд банков обанкротились, возник ажиотаж на наличные деньги – в отделениях банков и у банкоматов выстраивались очереди, газета «Коммерсант» № 121 7 июля 2004 года опубликовала статью «Банковский кризис вышел на улицы. Системообразующие банки столкнулись с клиентами».  »
Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека
Дело Хэндисайд (Handyside) против Соединенного Королевства, 1976г. В деле «Хэндисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности.  »

На сайте представлены документы российского и международного законодательства в сфере СМИ, образцы процессуальных документов, а также правоприменительная практика.

© 2009 Коллегия Адвокатов Павла Астахова