Общественная палата Российской Федерации
Комиссия по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ
Центр правовой помощи журналистам
Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека

Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека

Дело Хэндисайд (Handyside) против Соединенного Королевства, 1976г.
В деле «Хэндисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности. Как отмечено в пункте 2 статьи 10, она применима не только к той «информации» или тем «идеям», которые получены законным путем или считаются неоскорбительными или незначительными, но и в отношении тех, которые оскорбляют или вызывают возмущение. Таковыми являются требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых «демократическое общество» невозможно».  

Дело Санди Таймз (Sunday Times) против Соединенного Королевства, 1979г.
В деле «Санди Таймз (Sunday Times) против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип свобода прессы: «Хотя она не должна преступать границы, установленные, inter alia, «в интересах национальной безопасности» или «для обеспечения авторитета правосудия», тем не менее, на ней лежит обязанность сообщать сведения и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес. На прессе не только лежит задача по сообщению такой информации или таких идей: у общественности также есть право получать их. Если бы было иначе, то пресса не смогла бы осуществлять свою основную роль "общественного наблюдателя"». 
Именно в этом деле ЕСПЧ был сформулирован основополагающий принцип, согласно которому при оценке ограничения, налагаемого на распространение СМИ информации и правом на защиту репутации, следует не выбирать между двумя субъективными правами, а предполагать в качестве основы принцип свободы самовыражения, а все исключения и ограничения этой свободы следует толковать как можно более узко. Иными словами, если на чашах весов окажутся два названых принципа, то перевес должен быть в пользу принципа свободы слова.

Дело Бладет Тромсо и Стенсаас (Bladet Tromso and Stensaas) против Норвегии, 1999г.
В деле «Бладет Тромсо и Стенсаас против Норвегии» ЕСПЧ следующим образом обосновал возможность преувеличения и даже провокации со стороны журналиста: «Хотя пресса и не должна преступать определенные пределы, в частности, когда речь идет о репутации и правах других лиц и необходимости предотвратить разглашение конфиденциальной информации, она, тем не менее, должна выполнять свои функции и ответственно распространять информацию и идеи о любых вопросах, представляющих общественный интерес. Более того, Суд убежден в том, что журналистская свобода предполагает также использование высказываний, до некоторой степени преувеличенных и даже провокационных». 

Де Хаэс и Гийселс (De Haes and Gijsels) против Бельгии, 1997г.
Г-н Де Хаэс и г-н Гийселс, работавшие еженедельном журнале «Хум» на должностях редактора и журналиста, соответственно, опубликовали в журнале ряд статей, в которых резко критиковали судей Апелляционного суда Антверпена за предвзятость вынесенного решения. Судьи возбудили дело о диффамации против журналистов. В результате суд обязал г-на Де Хаэса и г-на Гийселса выплатить каждому истцу по одному франку в качестве номинального возмещения морального вреда и опубликовать в еженедельнике “Хум” полный текст судебного решения; он также разрешил истцам напечатать за счет заявителей судебное решение в шести ежедневных газетах.
ЕСПЧ, однако, постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ отметил, что «Заявителей нельзя упрекнуть в том, что они проявили недобросовестность при исполнении своих профессиональных обязанностей, опубликовав то, что они узнали по делу. На прессе лежит долг сообщать информацию и идеи, представляющие общественный интерес. Её задаче сообщать такую информацию и идеи соответствует право общественности получать их. Это особенно справедливо в отношении настоящего дела, учитывая серьезность обвинений, которые касаются функционирования системы правосудия». 

Дело Лингенс (Lingens) против Австрии, 1986г.
В деле «Лингенс против Австрии» бывший в ту пору федеральным канцлером Австрии г-н Бруно Крайский подал иск о диффамации в отношении опубликованных в венском журнале «Профиль» статей, в которых осуждались его политические связи с бывшим нацистом, а его поведение называлось «низкопробным оппортунизмом» и «аморальным». Г-н Лингенс, журналист, опубликовавший указанную статью, не смог доказать истинность своих утверждений, и местные суды признали его виновным, обязав выплатить штраф. 
ЕСПЧ, однако, усмотрел в данном решении нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Несмотря на то, что правительство страны утверждало, что наказание было необходимо для защиты репутации федерального канцлера, ЕСПЧ в своем решении заявил, что «пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому его слову и действию». Политический деятель «неизбежно и сознательно оставляет открытым для пристального анализа журналистов и общества в целом каждое свое слово и действие, а следовательно, должен проявлять большую степень терпимости». 
ЕСПЧ подчеркнул, что хотя пресса «не должна преступать границы, установленные для "защиты репутации других лиц", тем не менее, на неё возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес. Если на прессе лежит задача распространять такую информацию и идеи, то общественность, со своей стороны, имеет право получать их». 

Дело Педерсен и Бадсгард (Pedersen and Baadsgaard) против Дании, 2003г.
В этом деле ЕСПЧ провел разграничительную линию между политическими деятелями и государственными служащими, указав, что «рамки допустимой критики в отношении государственных служащих при осуществлении ими своих полномочий могут при определенных обстоятельствах быть шире, чем в отношении частных лиц», однако при рассмотрении исков о диффамации суды должны четко различать государственных служащих и выборных политических деятелей, поскольку «нельзя говорить, что государственные служащие сознательно оставляют открытым для пристального анализа каждое свое слово и действие в той степени, как это делают политики, и следовательно, что они должны находиться в одинаковом положении с последними, когда речь заходит о критике их действий. Более того, государственные служащие должны пользоваться общественным доверием в условиях защиты от необоснованных нападок, если они намерены и далее успешно выполнять свои обязанности. Поэтому может оказаться нужным защитить их от оскорбительных словесных нападок при исполнении ими своих должностных обязанностей».

Дело Файед (Fayed) против Соединенного Королевства, 1994г.
В данном деле ЕСПЧ обратил внимание на более широкие пределы допустимой критики в отношении делового человека, принимающего активное участие в деятельности больших сберегательных товариществ: «Что касается судебной защиты права на доброе имя по внутреннему праву, пределы допустимой критики более широкие в отношении делового человека, принимающего активное участие в деятельности больших сбере¬гательных товариществ, чем в отношении простых частных лиц, пересказывая принцип, закрепленный Судом относительно полномочия государства ограничивать свободу выражения мнения в соответствии с п. 2 статьи 10 Конвенции. Каждый кто, как заявители, относится к первой категории лиц, неизбежно и намеренно подвергается внимательному контролю за его действиями со сторо¬ны не только прессы, но и особенно со стороны органов, представляющих общественные интересы.»

Дело Гудвин (Goodwin) против Соединенного Королевства, 1996г.
Уильяму Гудвину, журналисту-стажеру британской газеты «Инженер», позвонили и передали информацию о том, что компания «Тетра Л.т.д.» испытывает финансовые затруднения. Перед тем, как написать статью, журналист позвонил в компанию, чтобы проверить факты и получить комментарии. Оказалось, что полученная информация была строго конфиденциальной. Компания возбудила дело в суде, требуя от издателя не опубликовывать статью, а от журналиста сообщить источник информации. В Великобритании в гражданском процессе лицо может быть привлечено к ответственности за неуважение к суду, если оно отказывается раскрыть источник информации, которая необходима для осуществления правосудия. На протяжении двух лет, в течение которых продолжалось судебное разбирательство, журналист отказывался назвать свой источник, за что и был оштрафован на 5000 британских фунтов стерлингов за неуважение к суду. 
Исчерпав все внутригосударственные средства правовой защиты, журналист обратился в ЕСПЧ, заявив, что требование раскрыть личность информатора противоречит свободе слова, провозглашенной в статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ поддержал журналиста. 
В своем постановлении по этому делу ЕСПЧ подчеркнул, что «защита источников информации журналистов является одним из основных условий осуществления свободы прессы, как это отражено в законах и профессиональных кодексах поведения журналистов в ряде государств. Без такой защиты источники могут воздерживаться от оказания помощи прессе в информировании общественности по вопросам, представляющим для нее интерес. В результате, может быть подорвана важная роль прессы охранять интересы общественности, а способность прессы предоставлять точную и надежную информацию может быть намеренно поставлена под угрозу. Принимая во внимание важность защиты источников журналистов для свободы прессы в демократическом обществе и потенциально сдерживающий эффект, который распоряжение о раскрытии источника может оказать на реализацию этой свободы, такая мера не может быть совместима со ст. 10 Конвенции, если она не оправдана весомыми интересами общественности».

Раскрытие источника информации может быть в исключительных случаях оправдано только наличием одновременно двух следующих условий:

1) Законный интерес в раскрытии источника перевешивает заинтересованность общественности в его нераскрытии;

К примеру, по делу «Гудвин против Соединенного Королевства» ЕСПЧ указал, что заинтересованность определенной компании в получении сведений о том, кто из её служащих раскрыл соответствующую информацию журналисту, является недостаточной, чтобы перевесить заинтересованность общественности в нераскрытии источника.

2) Отсутствуют разумные альтернативные меры, которые могли бы удовлетворить законный интерес без раскрытия журналистом источника информации:

- другие средства, источники, свидетельства были исчерпаны сторонами (это могут быть, к примеру, внутреннее расследование на предприятии, если была распространена секретная внутренняя информация; общие полицейские расследования и т.д.)
Компетентные власти должны рассматривать все другие свидетельства, «доступные им на основании национального процессуального законодательства», вместо того, чтобы требовать от журналистов раскрытия их источников информации.

- альтернативные контрмеры не защищают в достаточной степени сторону, которая добивается раскрытия источников информации
В практике ЕСПЧ ещё не было решений, когда бы Суд счёл, что требование о раскрытии источника информации является оправданным. Напротив – к примеру, по делу «Гудвин против Соединенного Королевства» ЕСПЧ заявил, что заинтересованность компании в том, чтобы ограничить возможные негативные или даже разорительные для неё финансовые последствия от публичного распространения в СМИ раскрытой её служащим журналисту информации, может быть в достаточной степени удовлетворена судебным запретом на публикацию информации без раскрытия ее источника, т.к. цель распоряжения о раскрытии информации в значительной степени такая же как цель, которая уже была достигнута путем судебного запрета, а именно: было предотвращено распространение конфиденциальной информации.

Дело Коломбани (Colombani) и другие против Франции, 2002г.
В одном из номеров французской газеты «Le Monde» была опубликована статья о производстве наркотиков и о наркотрафике в Марокко, в которой под вопрос ставилась решимость марокканских властей, и в первую очередь - короля, вести борьбу с ростом наркотрафика на территории Марокко. В статье был опубликован доклад Геополитической обсерватории наркотиков о производстве и торговле наркотиками в Марокко. По требованию короля Марокко против газеты было возбуждено уголовное дело. Г-н Коломбани, директор-издатель, и г-н Инсьян, журналист, написавший статью, были признаны Апелляционным судом Парижа виновными в оскорблении главы иностранного государства. По мнению Апелляционного суда Парижа, журналист не провел проверки обвинений, а статья носила злонамеренный характер. 
ЕСПЧ, однако, не согласился с этими выводами и подчеркнул, прежде всего, то, что при участии в общественной дискуссии по вопросам, вызывающим обоснованное беспокойство, пресса может, в принципе, иметь возможность полагаться на официальные отчёты, не проводя своего собственного расследования содержащихся в них сведений. В противном случае, пресса не будет в состоянии выполнять необходимую роль «сторожевого пса». ЕСПЧ пришёл к выводу, что «Le Monde» оправданно могла опереться на отчёт Геополитической обсерватории наркотиков, не проверяя самостоятельно точность фактов, которые в нём содержались.



← назад // на главную // 03.04.2009


Типичный случай
Дело Коммерсант против Альфа-банка, 2004-2005гг.
На фоне набиравшего летом 2004 года темпы банковского кризиса, когда у нескольких российских банков были отозваны лицензии, ряд банков обанкротились, возник ажиотаж на наличные деньги – в отделениях банков и у банкоматов выстраивались очереди, газета «Коммерсант» № 121 7 июля 2004 года опубликовала статью «Банковский кризис вышел на улицы. Системообразующие банки столкнулись с клиентами».  »
Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека
Дело Хэндисайд (Handyside) против Соединенного Королевства, 1976г. В деле «Хэндисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности.  »

На сайте представлены документы российского и международного законодательства в сфере СМИ, образцы процессуальных документов, а также правоприменительная практика.

© 2009 Коллегия Адвокатов Павла Астахова