Общественная палата Российской Федерации
Комиссия по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ
Центр правовой помощи журналистам
Консультация
Вопрос-ответ

Липина Анна
Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, в какой форме должно быть написано письмо для Роскомнадзора по поводу передачи прав на регистрацию СМИ от трех прежних учредителей (физические лица) в пользу организации (юридическое лицо). Спасибо.
Ответ: Обратитесь, пожалуйста, к первоисточнику! Роскомнадзор имеет сегодня прекрасный сайт по адресу http://www.rsoc.ru/treatments. Здесь размещены все необходимые образцы документов, а также, что очень важно, Вы сможете подать свои заявления в режиме реального времени в электронном виде. Желаю удачи!


Уважаемые коллеги! Мне предстоит суд с Роскомнадзором по Свердловской области. По их версии, я, как должностное лицо (гл. редактор), нарушил Закон РФ «Об обязательном экземпляре документов» (ч.3, ст.7), не послав обязательный экземпляр в областную библиотеку. По этому поводу Роскомнадзор возбудил дело об административном правонарушении и передал его в суд. Я не согласился с обвинением. Во-первых, я не должностное лицо. Я учредил газету, как гражданин. (Свидетельство у них есть). Редакция – не юридическое лицо, нет штатного расписания, нет и приказа об утверждении меня гл. редактором.Во-вторых, п. 29 (об обязательных экземплярах) Закона РФ о СМИ давно утратил юридическую силу. А ст. 7 Закона «Об обязательном экземпляре документов») написана, согласитесь, весьма двусмысленно. Что значит доставлять « через полиграфические организации»? Через типографии, как это было в последние годы? А «обязательный экземпляр документов»? Извините, но газета – это не документ, а продукция, товар, который продается через торговые точки. А в день выхода в свет «первой партии тиража»? С начала выхода после учреждения газеты (как это было по Закону о СМИ)? Или с начала года первого номера газеты? Как хочешь, так и понимай. Я пытался (письменно и по телефону) прояснить все это с сотрудниками Роскомнадзора, но вразумительного ответа так и не получил. И в-третьих, почему я должен бесплатно рассылать газеты? У меня частное издание и в отличие от муниципальных или государственных газет мне никто ни рубля не дает. Почта меня тоже бесплатно не обслуживает. Кстати, Союз журналистов России, похоже, снова предлагает восстановить п.29 Закона о СМИ. Но это же не реально - рассылать каждый номер газеты! Получается, что снова: с чем боролись, на то и напоролись. Разумнее рассылать каждые полгода или раз в квартал, если действительно необходимо мониторить, а не цензурить…Может я не прав? Хотелось бы узнать ваше мнение. Овинов Василий Михайлович.
Ответ: Уважаемый Василий Михайлович!

Ситуация, которую Вы описали реально волнует многих отечественных журналистов и издателей СМИ. Закон действительно императивно требует направления обязательных экземпляров и никаких шансов отменить этот порядок в ближайшее время нет. Линия защиты, которую Вы избрали, вызывает много вопросов и сомнений. Трудно последовательно защищать Вас как физическое лицо, если Вы являетесь также и соучредителем, сособственником Издательского дома «Резонанс», куда, видимо, входит и редакция газеты. Довод о высоких накладных-почтовых расходах также, вероятно, будет отвергнут судом. Поскольку речь идёт даже не о доставке «обязательных экземпляров» в Москву, а всего лишь в областной центр. При большом желании эту проблему всегда можно решить, оптимизировав расходы. Непонимание отдельных положений закона, как Вы прекрасно знаете, не освобождает от ответственности за его неисполнение.

Нарушение, в котором Вас обвиняют, носит в силу Закона и по существу формальный характер. Реально Вы газету издаёте, у себя контрольные экземпляры, надеюсь, храните надлежащим образом. Контролирующим, правоохранительным органам и суду в предоставлении архивных номеров в спорных ситуациях не отказываете. Следовательно, нарушение это не повлекло за собою никаких тяжких последствий.

На практике дела сегодня повсеместно обстоят так, что редакции высылают номера своих изданий с некоторым опозданием, объединяя несколько номеров, пользуясь всевозможными оказиями. Контролирующие органы принимают это как должное, в том числе и потому, что сами не всегда обеспечивают достойные условия для хранения поступивших обязательных экземпляров.

Мы видим разрешение этой потенциально конфликтной ситуации в недалёком будущем следующим образом: Вы, как и все другие издатели, создаёте электронную версию своей газеты и в режиме реального времени незамедлительно отправляете подписанный в печать экземпляр в государственный электронный архив. Кроме того, все опубликованные материалы Вы вывешиваете на собственном сайте в то время, когда сочтёте это экономически выгодным, но, скажем, не позднее суток после выхода печатной версии газеты. Надеюсь, что в этом случае проблема «обязательного экземпляра» разрешится безболезненно для всех сторон.

В.Березовский
В Узбекистане, где я постоянно проживаю, грубо нарушены мои права как гражданина России и российского журналиста.

В 2005 году при поддержке посольства России в Узбекистане был создан веб-сайт Вести.UZ: Россия – Узбекистан (www. vesti. uz) для освещения сотрудничества между двумя странами, жизни российской диаспоры. За это время он стал победителем ряда международных и узбекских конкурсов среди интернет-изданий, обзавелся широким кругом читателей и авторов.

Это, однако, не помешало узбекским властям сфабриковать уголовное дело против меня как редактора сайта.

Так, прокуратура г.Ташкента с нарушением ст. 84. УПК Республики Узбекистан (РУ) ч.6, ст. 139, 140 УК РУ возбудила уголовное дело № 22/10-270 по части 2 статьи 139 (клевета), части 2 статьи 140 (оскорбление) УК РУ по факту распространения заведомо ложной информации против конституционного строя, государственной политики РУ на сайте.

Обращаю внимание, что в УК РУ нет статей об оскорблении и клевете против конституционного строя и государственной политики.

Из статей 139, 140 УК РУ, комментарий к статьям 139 («Клевета») и 140 («Оскорбление») УК Республики Узбекистан, подготовленных доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Республики Узбекистан М.Х.Рустамбаевым под общей редакцией министра юстиции Республики Узбекистан А.А.Палван-Заде, следует, что оклеветанным и/или оскорбленным должен быть конкретный человек, личность. Но в тексте постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого не указан конкретный человек, потерпевший из-за моей клеветы на него и/или из-за моих оскорблений в его адрес. В уголовном деле нет и заявлений от пострадавших.

До возбуждения уголовного дела узбекские власти не встречались со мной по вопросам работы сайта, не выносили предписаний, предупреждений, не давали указаний, не привлекали к административной ответственности.

В деле нет никаких доказательств клеветы или оскорблений, нет опровержений помещенных новостных материалов. Все обвинение против меня построено исключительно на основании «Заключения по результатам мониторинга информационных материалов, размещенных на веб-сайте vesti.uz» Центра мониторинга в сфере массовых коммуникаций Узбекского агентства связи и информатизации (УзАСИ) № 73-ДСП». Его подготовил начальник отдела Центра мониторинга Э.М.Зуфаров. Он же был привлечен следствием в качестве эксперта по данному делу, что недопустимо. Других показаний в деле нет.

В Постановлении старшего следователя СУ УВД г.Ташкента Ф. Р. Толипова от 15 июля 2010 года о привлечении меня в качестве обвиняемого, мне инкриминируют клевету на узбекский народ, разжигание межнациональных и межгосударственных отношений на основе новостных материалов, автором которых я не являюсь, но которые по авторскому праву принадлежат информационным агентствам ИТАР-ТАСС, Интерфакс, Регнум, Росбалт, авторам российского Интернет-издания «Столетие».

В данных новостных материалах источниками информации, а значит клеветы и оскорблений узбекского народа, выступают должностные лица Российской Федерации - мэр г. Москвы Юрий Лужков, директор Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН) России Виктор Иванов, депутат Государственной Думы Семен Багдасаров и другие.

За полгода после публикаций этих материалов они не были обжалованы в суде, опровергнуты и до сих пор находятся в свободном доступе в Интернете.

За 35 лет журналистской работы (в том числе узбекская правительственная газета «Правда Востока», «Российская газета», ИТАР-ТАСС, «Парламентская газета») я ни разу не привлекался к суду за клевету и оскорбление, по другим уголовным статьям.

По предъявленному мне обвинению мне грозит арест до шести месяцев или исправительные работы до трех лет, либо штраф в 12 тысяч долларов.

Считаю, что преследование меня в уголовном порядке носит политический характер, так как никаких законов РУ, где я постоянно проживаю с 1978 года, я не нарушал и не имел таких намерений.

Прошу взять ситуацию под свой контроль с тем , чтобы государственные органы РФ оперативно и эффективно отреагировали на произвол властей Узбекистана, так как уголовное дело уже передается в суд. С меня взята подписка о невыезде из Ташкента.

Сообщаю, что мои заявления отправлены в Правительство РФ, в Генеральную прокуратуру РФ, в Государственную Думу. В известность поставлено и руководство «Парламентской газеты».

С нотой от 21 июля 2010 года в МИД Узбекистана после моего заявления обратилось посольство РФ в Ташкенте. (тел.(99871)-120-3504, 120-3505).

Все материалы по делу переданы мной в посольство РФ в Узбекистане. Также я готов представить копии всех материалов в электронном виде. Cобственный корреспондент «Парламентской газеты» по странам Средней Азии В.Березовский.
Ответ: Практика показывает, что профессия журналиста неизбежно сопровождается конфликтами. Журналист обязан освещать события нашей жизни с разных сторон, нередко для этого ему приходится «погружаться в тему» настолько, что это представляет опасность для его жизни и здоровья. Конфликтные ситуации, связанные с деятельностью российских СМИ за рубежом, также не редкость. Они всегда находятся в центре внимания общественности, желающей знать больше о сути событий, происходящих, в частности, в ближнем зарубежье.

В связи с этим нас заинтересовало уголовное дело в отношении российского гражданина Березовского В.А., который длительное время работает журналистом в Республике Узбекистан.

Нам стало известно, что следствие закончено, составлено обвинительное заключение, в основу которого положены результаты мониторинга информационных материалов, размещенных на веб-сайте vesti.uz». Это заключение оформлено от имени Центра мониторинга в сфере массовых коммуникаций Узбекского агентства связи и информатизации (УзАСИ) № 73-ДСП. Его авторы не ссылаются на научные методики, но и не сомневаются в том, что журналист Березовский В.А. нарушил национальное законодательство РУ.

Вот этот вопрос о вине сотрудника СМИ должен быть рассмотрен по существу судом первой инстанции в ближайшее время. Общие принципы судопроизводства в любой стране декларируют равный подход к разным людям, всем субъектам права. Следовательно, любой журналист или редакция, ставшие не по своей воле участниками правового конфликта в информационной сфере, должны уже сегодня иметь равную возможность реально использовать предоставленные законом права, апеллировать к экспертам и настаивать на объективном разбирательстве дела и наличии в итоге мотивированного судебного постановления.

Общеизвестно, что без вынесенного в процессуальных рамках мотивированного судебного постановления у любого гражданина появляются основания утверждать, что его конституционные права нарушены, а у журналиста, кроме того, возникают специфические проблемы, связанные с реализацией на практике международно-признанных стандартов свободы печати.

С учетом этих замечаний можно сделать вывод об острой необходимости срочно наполнить конкретным содержанием процессуальное право всех журналистов и редакций СМИ на территории СНГ на рассмотрение их дел компетентным судом с участием специально приглашенных экспертов.

В теории правозащитного движения это означает наличие у каждого ”позитивного права на суд”. Сам факт того, что гражданин не уклоняется от разбора его дела, а заявляет о готовности сотрудничать с правоохранительными органами в длительном и сложном процессе поиска истины, явно свидетельствует о его законопослушности и готовности принять любое решение, вынесенное в рамках заранее установленных правовых процедур. Особый акцент при этом делается на то, что любой добросовестный налогоплательщик имеет право требовать, чтобы ему было обеспечено надлежащее рассмотрение дела со стороны органов, которые он содержит.

Трудно переоценить воспитательное значение подобного процесса, когда обе стороны силой научных аргументов будут убеждены в правильности итогового постановления суда. Публикация всех обстоятельств хода и результатов такого процесса в СМИ только прибавит авторитета, а возможно, и тиража любому изданию. Справедливое наказание виновных в этом случае будет адекватно воспринято обществом.

В связи с этим нелишне подчеркнуть, что, исходя из своих собственных стратегических интересов, государство, стремящееся стать правовым, кровно заинтересовано создать и профинансировать нормальную систему разнообразных по форме, статусу и видовой направленности экспертных центров, готовых в любое время своими интеллектуальными усилиями поддержать правосудие, сделать его объективным, компетентным и понятным.

Пока же мы видим, что обвинение журналиста Березовского В.А. опирается только на некий ведомственный документ, который даже не претендует на статус независимой Экспертизы. Полагаем также, что своё веское слово должны ещё сказать Союз Журналистов Республики Узбекистан, научная общественность, специалисты по современным информационным технологиям.

Процесс над Березовским В.А. станет индикатором уровня правовой культуры в дружественной нам стране. В случае необходимости независимые общественные организации готовы оказать информационную помощь и интеллектуальную поддержку в обучении коллег и предоставлении методик и специальной литературы по вопросам назначения и поведения психолого-лингвистической и других судебных экспертиз.

Яна
Здравствуйте! Прошу помочь советом. Планирую открыть в газете рубрики: ”Расписание туристических поездок” и ”Театральный репертуар”. Возникает вопрос: могут ли такие публикации классифицироваться как реклама? Благодарю за ответ.
Ответ: Здравствуйте, Яна! Тема туризма и театров очень интересна читателям и имеет право быть представленной на страницах любой газеты, не только чисто рекламного СМИ. Вопрос о том, как именно будут квалифицироваться Ваши конкретные публикации, зависит, конечно только от Ваших замыслов и качества их реализации. Если Вы планируете публиковать еженедельные обзоры новинок театральной жизни города и области, высказывать собственные оценки в качестве театрального критика, то никто не заподозрит Вас в ”джинсе”. Но, если речь идёт о скупых анонсах всех подряд предстоящих спектаклей с указанием времени, места представления и цены билетов, то извольте официально оформить договор на оказание рекламных услуг! Тоже самое прямо относится и к обзорам на рынке туристических новинок. Вспомните, как талантливо это делает Дмитрий Крылов в своей программе ”Непутёвые заметки”. Информацию о конкретном названии турагентства, сроках поездки и условиях приобретения путёвок он, как правило, всегда выносит за рамки своей программы. Будем учиться у мастеров!

Василий Смирнов, главный редактор газеты ”Вятский край”
Василий Смирнов, главный редактор газеты ”Вятский край”. Уважаемый Борис Николаевич! (Мы с Вами встречались недавно в Москве на семинаре по антикризисным мерам в СМИ, который проводил АРС-пресс). Региональным СМИ сегодня угрожает беда, которая, как ни странно, исходит от их же деловых партнеров - ФГУП ”Почта России” и Межрегионального Агентства подписки. Они требуют, чтобы СМИ взяли на себя расходы по доставке изданий до ГАЗЕТНЫХ УЗЛОВ В РАЙОНАХ ОБЛАСТИ. Эта услуга вообще-то уже оплачена непосредственно подписчиком в ходе оформления подписки (подписная цена состоит из каталожной (редакционной)и местной(почтовой, доставочной. Причем, цена доставки в ПОДПИСНОЙ ЦЕНЕ составляет 60-75 процентов, и только 28-40 процентов - каталожная. Несправедливо, но... что делать? И вот теперь, кроме подписчиков, по логике связистов, перевозку тиража должны оплачивать и сами СМИ. А если учесть, что ”Почта России”получает на распространение периодических изданий более 3 млрд. руб ежегодно дотацию от государства, то выходит, что распространители хотят иметь даже не 2, а 3 гриба на ложку. Если следовать логике чиновников из ПР, редакции СМИ по своейинициативе должны теперь поднять каталожную цену на размер стоимости доставки.Причем, тут же отдать эти деньги ”Почте России”.Это своего рода рэкет. Я уж не говорю о том, что в этом нет никакой логики.Редакция газеты ”Вятский край” с января этого года получает (но пока не оплачивает) ежемесячно отпочтового ведомства астрономические счета. (Например, в январе был выставлен счет на 75 тыс. рублей). Нас грубо склоняют подписать соответствующий договор и узаконить эти поборы (со ссылкой на Москву, на ”Почту России”,которая, мол, давит на местные филиалы). Нас предупредили, что, если мы не погасим ”долг”, с 26.07 связисты вообще прекратят доставку газеты и не включат нас в каталог подписной кампании на 2011 год, которая уже начинается. Знаю, чтоподобная ситуация в ряде других регионов (”Калининградская правда”,”Красноярский рабочий”, ”Наша Пенза”, ”Крестьянин” (Ростов) и др.), но не везде. Похоже, что ”ПР” проводит своего рода эксперимент - проверку нас на прочность. Но какие есть в этой ситуации правовые методы, чтобы не допустить срыва доставки почтовиками газеты? Ведь случись такое, читатель предъявит претензии, прежде всего, самой газете. Да, и допустить срыва доставки газеты мы не имеем права.
Ответ: Уважаемый коллега! Мы действительно уже обсуждали с Вами эту реальную проблему в ходе личной встречи. На семинаре мы пришли к выводу, что есть два пути реагирования на подобное действительно ненормальное отношение со стороны почтовиков: Во-первых, это индивидуальные жалобы конкретных СМИ на нарушение антимонопольного законодательства, на покушение на свободу договора, на неэффективное расходование бюджетных средств и т.д. Во-вторых, это коллективные действия с привлечением экспертов из Союза Журналистов, Медиасоюза, АРС-пресс, Общественной Палаты России в целях привлечения обществыенного внимания к проблемам СМИ, а значит и подписчиков. Как мы и договорились, я готов оказать Вам дальнейшую юридическую помощь в редактировании текстов заявлений и поэтапном правовом консультировании в ходе этой стратегической тяжбы.

Евгений Катаев
Я корреспондент городской телекомпании. После празднования ”Дня молодёжи” в эфир вышел мой сюжет, с отводкой (послесловие) следующего содержания:”Настроение Лянторцев в этот праздничный день немного омрачило выступление приезжих артистов. То, что некоторые исполнители находились на сцене подшафе, можно было заметить, да и услышать даже с центра площади. Этот факт, моему коллеге, в неофициальном разговоре, подтвердили и устроители торжества. Вот так лянторцы в очередной раз убедились, что местные таланты гораздо серьезнее и профессиональнее относятся к своему делу, нежили бродячие артисты, которым кстати платят за то, чтобы они поднимали настроение другим, а не себе.” После выхода в эфир этого текста, работники администрации (те, что курируют культуру)провели собрание в учреждении культуры (сотрудники которого и рассказали мне о том, что от артистов несло перегаром. Представители администрации сами данный факт опровергают, а после визита в коллектив культуры некоторые ”источники”, боясь кары небесной, то бишь власти, затихли. А тем временем в редакцию пришло письмо следующего содержания:”Просим вас дать пояснение в отношении репортажа о проведении городского праздника в части комментариев шоу-программы, конкретно указать, в отношении кого из артистов высказаны обвинения, привести факты и доказательства. Кроме того, просим Вас выслать текст ведущего в части освещения шоу-программы для направления претензий в шоу-агентство, с которым был заключён договор.” Пояснение к тексту ”....То, что некоторые исполнители находились на сцене подшафе, можно было заметить,да и услышать даже с центра площади.....”:1. У нас в телекомпании нет юриста. Поэтому хочется грамотно представить пояснение, руководствуясь ”Законами о СМИ” (ст 49, 47,и т.д). Поэтому обращаюсь к Вам за оперативной помощью. Итак, про то, что артисты были выпившие, мне в неофициальном разговоре рассказали два работника местного учреждения культуры, непосредственно общавшиеся с приезжими артистами на сцене во время концертной программы. (”мы не видели, как они выпивают, но перегаром от них несёт”, - сказали мне ребята, которых я давно знаю, и у меня нет оснований не доверять их словам.)2 - Я сам поинтересовался о ”трезвости” артистов. Так как происходящее явно напоминала, что некоторые работают на сцене подшафе. В это время я закончил сьемку (оператор ушел) и на площади находился уже как отдыхающий. Имея образование колледжа культуры, (где учился пению, ”проходил” постановку голоса и музыкальное оформление) услышал и оценил ( компетентность есть) выступление приезжих артистов: певец как правило не попадал в ноты, ди-джей неверно (корява) сводил треки на дискотеке). Ясно, что так профессионалы не выступают, особенно за деньги. Поэтому я честно написал:”Настроение Лянторцев в этот праздничный день немного омрачило выступление приезжих артистов”:1- Этот вывод, собственно мнение, как корреспондент я сделал глядя на настроение отдыхающих, слушая их выкрики в адрес отвратно поющего, и, наблюдая опустошение у сцены ( масса народа в отдельные моменты выступлений отходила от сцены, и возвращалась к номерам танцевального коллектива). Еще раз обращаю внимание на просьбу: хотелось бы грамотного изложения пояснения. К тому же ни у нас, ни у них нет видео-аудио доказательств того или иного факта. Лишь свидетельства тех, кто находился за кулисами и на самой площади. Заранее благодарен, с уважением Евгений.
Ответ: Здравствуйте, Евгений!

Ваша ситуация с претензиями о качестве работы журналиста не является чрезвычайной. Хорошо, что Вы уже прочитали соответствующие статьи Закона о СМИ и подготовили свои возражения. Суть Вашей правовой позиции должна, по-моему, сводится к утверждению и развитию следующих профессиональных принципов:

Журналист не обязан никого хвалить, а, напротив, имеет право высказывать критическую позицию по общественно значимым вопросам.

Журналист не обязан разглашать источники своей информированности, иначе как по специальному определению уполномоченного суда.

Журналист имеет право высказывать своё собственное мнение, особенно относительно событий, непосредственным очевидцем которых он является.

Журналист имеет право на преувеличение в собственном мнении и даже на ошибку в случаях, когда затрагиваются общественно значимые темы и описываются значимые события, имеющие фактическую основу.

Истец обязан самостоятельно доказать обоснованность своих претензий к СМИ, журналист и редакция СМИ обязаны предоставить по требованию суда обязательные экземпляры спорной публикации, аудио-видео-записи, за исключением материалов, прошедших в прямом эфире.

Надеюсь, что эти доводы будут услышаны Вашими процессуальными соперниками и судом. Вообще, вопрос о качестве концерта и профессионализме исполнителей слишком оценочный. Вы можете заявить ходатайство о допросе свидетелей – других зрителей этого мероприятия. Мнения их о физическом и эмоциональном состоянии артистов наверняка будут различными. Из этого следует, что суд не сможет на основании такой противоречивой информации принять однозначное решение о Вашей виновности.

Юрий Иванов
Здравствуйте, Борис Николаевич!Мы из Лениногорска РТ, прочитали заметку в ”Вечерней Казани”. Поддерживаем ваши слова о коррупции в Татарстане. Примером служит наш Лениногорск. Мы думаем Вам нужны будут факты, основанные на газетных статьях, выписках из отчета счетной палаты с расшифровкой денежных перемещений в пользу отдельных чиновников. Заведено несколько уголовных дел, но по неведомым причинам они закрываются. Мы готовы Вам помочь...
Ответ: Здравствуйте, Юрий! Спасибо за внимание к моей работе. Важно в журналистском деле всегда уточнить первоисточник информации. В данном случае с публикацией упомянутого Вами сообщения в газете «Вечерняя Казань» это также имеет принципиальное значение. Факт №1 : 27 марта в Общественной Палате РФ прошел круглый стол, посвященный проблеме коррупции. «Коррупция в стране не уменьшается. По статистическим данным ряда экспертов она возросла», — с самого начала обозначил свою позицию член Палаты, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. При этом аппетиты мздоимцев только растут — по данным общественника только в Татарстане размер «средней взятки» вырос за последний кризисный год в 5 раз. Данная информация действительно была опубликована на сайте Общественной Палаты РФ. Но, факт №2: первым данную информацию обнародовало Информационное Агентство « Регнум» в своём сообщении от 12.1.2010 года: «Размер большинства взяток в Татарии за год вырос в пять раз - с 1 до 5 тысяч рублей. Количество столкновений со случаями коррупции среди опрошенных татарстанцев увеличилось с 35% до 47%. Результаты социологических исследований по теме стали известны на брифинге, прошедшем в Кабинете министров РТ, который провел министр экономики РТ Марат Сафиуллин. Как сообщил министр, всего было опрошено 2187 респондентов. Кроме того, был проведен отдельный опрос среди 250 предпринимателей, отобранных по принципу принадлежности к различным видам экономической деятельности. Следует отметить, что подобные социологические опросы проводятся в Татарии с 2004 года. Именно тогда по указу президента РТ Минтимера Шаймиева для борьбы с коррупцией была создана комиссия во главе с первым вице-премьером РТ Равилем Муратовым, которая была призвана определить размеры явления и наметить основные направления для противодействия этому злу.» Таким образом, факт №3: подлинным первоисточником этой сенсационной информации, вызвавшей столько резонанса в республике, стал сам региональный чиновник – министр экономики РТ Марат Сафиуллин. И, наконец, факт №4: в силу Закона о СМИ журналисты имеют право переадресовать все претензии к полноте и достоверности разглашённой на пресс-конференции информации непосредственно к организаторам данного мероприятия

Николай
Здравствуйте, Борис Николаевич!Мы с друзьями сделали журнал тиражом 400 экземпляров. Бесплатный, распространять среди коллег по увлечению. Сделали первый номер. А потом стали смотреть интернет и увидели, что журнал с таким же названием существует в другом регионе (там он зарегистрирован). 1.Должны ли мы менять название, если собираемся и дальше выпускать журнал? 2. Если соберемся регистрировать в нашем городе - нам придется изменить название, или регистрация идет по регионам? Спасибо большое!
Ответ: Вопрос о названии и выходных данных СМИ является очень важным, принципиальным при возникновении самых разных споров и конфликтных ситуаций. С помощью названия, выходных данных удаётся не только идентифицировать конкретное СМИ, но и закрепить авторские права, поддерживать обратную связи с читателем, зрителем, рекламодателем. Поэтому законодатель уделяет значительное внимание этому вопросу. Вы также должны продумать самостоятельно, что именно важно для Вашего СМИ сообщить о себе миру, чтобы не затеряться в море конкурирующей продукции и соблюсти требования действующего законодательства. Согласно статье 27 Закона о СМИ, каждый выпуск периодического печатного издания должен содержать следующие сведения: • название издания; • данные об учредителе (соучредителях); • фамилия, инициалы главного редактора; • порядковый номер выпуска и дата его выхода в свет, а для газет — также время подписания в печать (установленное по графику и фактическое); • индекс — для изданий, распространяемых через предприятия связи; • тираж; • цена, либо пометка «Свободная цена», либо пометка «Бесплатно»; • адреса редакции, издателя, типографии.

Если СМИ не освобождено от регистрации, то в выходных данных указывается также зарегистрировавший его орган и регистрационный номер.

Ваш журнал пока является локальным СМИ и при тираже до 999 экз. официальная регистрация не требуется. Вы, судя по Вашим пояснениям, не являетесь прямым конкурентом для издаваемого в другом регионе журнала с аналогичным названием, но другой тематикой. Поэтому пока нет правовых причин для изменения своего названия. Можете в тех же пределах развиваться и действовать как издатели и далее. Однако, есть определённая проблема, с которой Вы неизбежно столкнётесь в отдалённой перспективе: чем больше средств Вы вкладываете в развитие своего бренда, тем сложнее потом будет отказаться от привычного названия. А сделать это придётся в случае возникновения хозяйственного спора с лицами, ранее зарегистрировавшими аналогичное название в установленном законом порядке. Приоритет всегда будет за теми, кто официально подал письменную заявку на регистрацию в установленном законом порядке.

Александр
Уважаемый Борис Николаевич! В 2008 году наша газета опубликовала официальное сообщение работника прокуратуры, в котором сообщалось, что областной суд приговорил двух предпринимателей за заказное убийство к длительным срокам, изщлагались обстоятельства дела. В 2010 году Верховный суд после надзорных жалоб их оправдал. Теперь ”герои” статьи требуют с редакции возмещении морального вреда в 3 млн. На какие законы сослаться в свою защиту?
Ответ: Ваша ситуация является, к сожалению, очень распространённой. До недавнего времени журналисты часто оставались «крайними» в конфликте с оправданными подсудимыми. Хотя, если объективно разобраться, никакой правовой проблемы в этом казусе нет. Вопрос о компенсации средств за незаконное привлечение к уголовной ответственности является прерогативой самого суда, который и обязан рассмотреть по существу заявление оправданного о размере такой компенсации. Ответчиком в этом случае выступает казна Российской Федерации.

Редакция СМИ всегда честно выполняет свой профессиональный долг: вначале сообщает о факте вынесения обвинительного приговора, затем также добросовестно публикует информацию об оправдании подсудимых. В обоих случаях информация является достоверной на момент её опубликования. Поэтому никаких законных оснований для опровержения, а, тем более, для взыскания компенсации за моральный вред, у истцов не имеется. К Вам могут обратиться оправданные с просьбой о реализации своего права на ответ, в случае, если ранее Ваша газета освещала ход данного дела. Тогда Вы действительно должны опубликовать информацию о самом факте вынесения оправдательного приговора, о возмещении компенсации за незаконное осуждение. Но и в этом случае речь о взыскании денег с редакции не идёт.

С 1 июля 2010 года все отечественные суды обязаны сами публиковать все вынесенные решения и приговоры на своих ведомственных сайтах. Поэтому теперь судьи лучше будут понимать специфику журналистского труда. В связи с этим выражаю надежду, что количество необоснованных судебных претензий к российским СМИ значительно сократится.

Ефим Андурский
Здравствуйте, Борис Николаевич!Как, по-Вашему, вправе ли мы - правозащитники в целях пропаганды (через СМИ)правовых путей разрешения тех или иных общественно значимых проблем обращаться в суды с просьбой дать соответствующие разъяснения?
Ответ: Вопрос о статусе судебной системы тщательно регламентирован в российском и международном праве. Также строго определено действующим законодательством как именно осуществляются информационные потоки внутри судебной системы и коммуникации судов со СМИ и другими структурами гражданского общества.

Самым принципиальным для правильного ответа на Ваш вопрос является утверждение о том, что судебная власть единственная призвана исключительно для отправления правосудия. Никаких других обязанностей на федеральных и мировых судей законом не возложено.

Как известно, в советские времена судьи, прокуроры, работники других правоохранительных органов в обязательном порядке регулярно разъясняли для населения нормы права, например, читали лекции в рамках образовательных программ общества «Знание». Теперь нечто подобное возможно только по желанию самого судьи, если он сам захочет заниматься научной или педагогической деятельностью.

В рамках специальных соглашений между правозащитниками, СМИ и судьями сегодня вполне возможны долговременные программы по правовому просвещению населения, регулярному обмену судебно-правовой информацией. Такие успешные примеры добровольного взаимодействия по обмену информацией есть в различных регионах Российской Федерации.

Кроме того, важно помнить, что журналисты и правозащитники вправе в любое время обращаться с письменными запросами и за устными комментариями в специально созданные при судах всех уровней пресс-службы, которые находятся в ведении Судебного департамента при Верховном Суде России.

Страницы: 1 2 3 [4] 5 6 7 8


Типичный случай
Дело Коммерсант против Альфа-банка, 2004-2005гг.
На фоне набиравшего летом 2004 года темпы банковского кризиса, когда у нескольких российских банков были отозваны лицензии, ряд банков обанкротились, возник ажиотаж на наличные деньги – в отделениях банков и у банкоматов выстраивались очереди, газета «Коммерсант» № 121 7 июля 2004 года опубликовала статью «Банковский кризис вышел на улицы. Системообразующие банки столкнулись с клиентами».  »
Свобода прессы в практике Европейского суда по правам человека
Дело Хэндисайд (Handyside) против Соединенного Королевства, 1976г. В деле «Хэндисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности.  »

На сайте представлены документы российского и международного законодательства в сфере СМИ, образцы процессуальных документов, а также правоприменительная практика.

© 2009 Коллегия Адвокатов Павла Астахова